menu phone arrowright cross notice seolt arrow-down favorite facebook twitter vk bracketup icon-download metro clip command code presentation prize visa mastercard

О судебных спорах, связанных с оказанием банковских услуг

Здравствуйте, Уважаемые коллеги! Компания ООО «АСВ» всегда находится в курсе последних событий и новостей в судебной практике.

В данной статье, совместно с нашим внештатным экспертом Владимиром Авилкиным мы хотели бы прокомментировать выдержки, касающиеся споров, связанных с оказанием банковских услуг (Утверждено Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26.06.2015г).

Надеемся, на обратную связь. Если Вам есть, что сказать - пишите, подискутируем.
  1. Сбой в работе применяемого кредитной организацией программно-технического обеспечения не освобождает ее от ответственности перед клиентом за ненадлежащее предоставление услуги.
  2. Услуга по закрытию счета из-за сбоев в программном центре банка по независящим от него причинам не была оказана. Поскольку работа программного центра охватывается рамками предпринимательской деятельности банка и сбой программного обеспечения не является следствием непреодолимой силы, то банк не освобождается от ответственности перед клиентом за ненадлежащее предоставление услуги. Условие договора банковского обслуживания, в соответствии с которым банк не несет ответственности в случае технических сбоев, повлекших за собой невыполнение банком условий договора, не подлежит применению, как ущемляющее права потребителя и противоречащее п. 3 ст. 401 ГК РФ.

    «Здравый подход, возлагающий предпринимательский риск на профессионального участника – банк. Исходя из того, что потребитель/ вкладчик/заемщик почти никогда не допускается к участию в формировании договорных условий, он так же не в силах настаивать на том, чтобы подобного рода пункты договора исключались из текста самого договора. Логично, что снижение ответственности банка за ненадлежащую работу его программного обеспечения и техники, есть всегда проблема самого банка и негативные последствия возлагать на потребителя не вправе».

  3. Условие о взимании комиссии за ведение ссудного счета может быть включено банком в кредитный договор, заключаемый с юридическим лицом, только если сумма комиссии определяется периодически как процент от остатка задолженности.
  4. По договорам с физическими лицами условие о взимании комиссии за ведение ссудного счета является ничтожным. Если обязанность по уплате комиссии за ведение ссудного счета является периодической, а сумма определяется как процент от остатка задолженности заемщика – юридического лица перед банком на дату платежа, то такое условие договора само по себе в силу п. 2 ст. 170 ГК РФ является притворным: в совокупности с условием о размере процентов на сумму займа (кредита) оно представляет собой договоренность сторон о плате за кредит.

    Поскольку при заключении кредитного договора с данным условием воля сторон направлена на то, чтобы включить условие о плате за предоставленный кредит с такой формулировкой, а закон, запрещающий включение подобных условий в кредитные договоры, заключаемые в сфере предпринимательской деятельности, отсутствует, данное (прикрываемое) условие договора не может быть признано недействительным, в связи с чем отсутствуют основания для возврата сумм комиссии за ведение ссудного счета, уплаченных заемщиком - юридическим лицом.

    В то же время, если сумма комиссии за ведение ссудного счета не зависит от остатка задолженности заемщика перед банком, то такое условие договора не может быть квалифицировано как прикрывающее условие о плате за кредит, поскольку отсутствует необходимая связь между объемом невозвращенных кредитных средств и платой за пользование ими. Принимая во внимание, что ведение ссудного счета не является услугой в смысле ст. 779 ГК РФ, поскольку непосредственно не создает для клиента банка какого-либо отдельного имущественного блага, не связанного с заключенным сторонами кредитным договором, или иного полезного эффекта, условие договора об уплате комиссии за ведение ссудного счета, не зависящей от остатка задолженности заемщика перед банком, является недействительным. Суммы, уплаченные заемщиком во исполнение такого условия договора, подлежат возврату на основании п. 2 ст. 167 ГК РФ. Установление подобных комиссий в договорах потребительского кредита вне зависимости от того, каким образом определяется их сумма, прямо запрещено п. 17 ст. 5 Федерального закона от 21 декабря 2013 г. N 353-ФЗ "О потребительском кредите (займе)", в силу чего на основании п. 2 ст. 168 ГК РФ соответствующее условие является ничтожным.

    «Не до конца понятно, с какой целью так разделили предпринимателей и потребителей. И те, и другие объективно не могут влиять на составление договоров. Подход о ничтожности комиссий, какие, прикрывают проценты за пользование займом, в равной степени должны были бы признаваться злом. Другой вопрос, что к притворным условиям должны применяться положения закона о сделках, которые прикрываются притворством. Из этого следует, что будет то же самое – комиссии, прикрывающие проценты, станут этими самыми процентами и также - будут подлежать взысканию. В этом случае, обидно за потребителя, потому, что для него условия о периодических комиссиях ничтожны, а для предпринимателей нет. С принятием обзора вроде бы теряется эффект положений информационного письма №147 Президиума ВАС от 13.09.2011 г., а также постановления Президиума ВАС №13567/11 от 06.03.2012 г. В них подход по предпринимателям был совершенно иной, и такой подход должен был быть применен ко всем, как к предпринимателям, так и к потребителям. В случае, когда банк внятно не может объяснить содержание предоставляемой им услуги, за которую взимается комиссия, ее ценность и выгода для заемщика/вкладчика, и если такая услуга всегда оказывается банком и присуща всем договорам кредита/займа, то платить «за воздух» не должен никто.

  5. Срок исковой давности по искам о применении последствий недействительности ничтожного условия кредитного договора, предусматривающего уплату комиссии за ведение ссудного счета, исчисляется со дня, когда заемщиком началось исполнение недействительной сделки по уплате комиссии за ведение ссудного счета, а именно со дня уплаты первого спорного платежа.
  6. «Здесь все логично. Только не совсем понятно, для чего было необходимо выносить вопрос на уровень Обзора ВС РФ. Неопределенности как таковой не было никогда. Здесь подход по СИД аналогичный повременным платежам, которые взыскиваются банком с заемщиков. Только ситуация рассматривается наоборот, когда заемщик возвращает внесенные им по незначительной сделке повременные платежи (незаконно уплаченные комиссии) и обратно».

  7. Если основное обязательство обеспечено поручительством, то, учитывая, что в силу п. 1 ст. 363 ГК РФ поручитель отвечает вместе с должником солидарно, срок для предъявления кредитором требований к поручителю следует исчислять с момента наступления срока исполнения обязательства, то есть предъявления заимодавцем должнику требования о досрочном возврате суммы займа, если только иной срок или порядок его определения не установлен договором поручительства.
  8. Пунктом 4 ст. 367 ГК РФ для поручительства, срок действия которого не установлен, предусмотрено, что кредитор вправе предъявить иск к поручителю в течение года со дня наступления срока исполнения, обеспеченного поручительством обязательства.

    Таким образом, срок для предъявления требования к поручителю, когда срок действия поручительства не установлен, и кредитор по обеспеченному поручительством обязательству предъявил должнику требование о досрочном исполнении обязательства на основании п. 2 ст. 811 ГК РФ, исчисляется со дня, когда кредитор предъявил к должнику требование о досрочном исполнении обязательства, если только иной срок или порядок его определения не установлен договором поручительства.

    «Тоже не поспоришь. Но, как и прежний пункт, довольно очевиден и в практике, насколько это известно, не каждый судья судил не так, как сейчас появилось в обзоре, поэтому ценность не высокая. Хотя для мировых судей, которые на все способны, может быть и хорошо, что разъяснили, чтоб уж наверняка.